Бесполезные знания

Имам Ибн Раджаб. Достоинство знаний саляфов

Имам Ибн Раджаб. Достоинство знаний саляфов

Недавно прочитал перевод книги имама ибн Раджаба «Фадлю ильми ас-саляф аля-ль-халяф» («Достоинство знаний саляфов в сравнении со знаниями поздних»). В этой книге имам, да помилует его Аллах, говорит о знаниях, которые приносят пользу и знаниях, которые бесполезны; приводит примеры таких видов знаний и наук; говорит о преимуществе знаний первых поколений ученых над последующими; а также приводит мудрые высказывания наших праведных предшественников по этой теме.

Однако меня смутили пояснения и сноски переводчика, сделанные им к данной книге. Он не стал останавливаться там, где остановился сам автор – имам ибн Раджаб, да помилует его Аллах. К примеру, к словам текста книги: «И это то, за что порицали имамы Ислама того человека, которого они порицали из факихов-приверженцев суждений по собственному мнению в Хиджазе и Ираке, и были предельно серьезны в порицании этого и осуждении» (здесь и далее сохранена орфография и пунктуация цитат перевода, выделенного курсивом – прим. Икрима), где имам ибн Раджаб из адаба не называет имя человека, о котором идет речь, хотя имел такую возможность, переводчик пишет в своих сносках о том, что речь идет об имаме Абу Ханифе, тем самым принижая его честь, и даёт ссылки на свои статьи об этом имаме.

Примечательно, что в другом месте своей книги хафиз ибн Раджаб, приводя прекрасные слова имама Абу Ханифы, уже упоминает его по имени. Очевидно, что умалчивание имени в первом случае и упоминание во втором – это обычный адаб к ученому, который проявил имам ибн Раджаб. Да и другие книги ибн Раджаба, как например «Джами аль улюм валь хикам», говорят о его отношении к имаму Абу Ханифе и к его мазхабу: при разборе какого-либо вопроса он указывает мнение ханафитов и самого Абу Ханифы. И если бы его мнение и мнение его мазхаба были бы «ничем», то и ибн Раджаб, и вся умма на протяжении 14 веков не ссылались бы на их труды, и этот мазхаб не был бы признан мусульманами.

Даже если допустить мысль о том, что у ибн Раджаба было «особое» отношение к имаму Абу Ханифе, то последующие пояснения в сносках самого переводчика крайне удивительны, потому что они касаются современных ученых, которые живут спустя столетия после ибн Раджаба. Некорректно со стороны начинающих студентов проводить такие аналогии между словами ибн Раджаба того времени и известными учеными-современниками. «И появились те, кто приписывает себя к следованию за Сунной, и хадису, из числа захиритов, и подобных им, которые на самом деле наиболее сильно противоречат Сунне — по причине своего отклонения от имамов, и уединения в понимании, которое он понял, и по причине брания того, что не взяли имамы до него» — эти переведенные слова книги переводчик отнес к шейху аль-Альбани «и подобным ему, которые следуют некоторым захиритским основам и изобретают слова, которых не было у саляфов в вопросах фикха, аргументируя что они якобы следуют за Сунной», хотя простым студентам следует воздержаться от подобных анализов.

В разделе «Признаки вредного знания» после слов «И такой человек возможно может приписывать тех ученых, кто был до него, к невежеству и беспечности и ошибке» автор перевода пишет: «И примером этому может аль-Альбани, который постоянно принижал саляфов и имамов и старался унизить их и выявить у них ошибку и возвысить себя», приведя в качестве подкрепления слова Исмаила аль-Ансари, в которых тот дает нелестную характеристику аль-Альбани. Переводчик забывает о том, что если мы начнем искать слова одних ученых против других, то не спасется ни один из них.

Не остался без критики и шейх аль-Мадхали. После слов книги «И среди таких невежд есть те, кто думает об одном из людей, что он более знающий, чем сподвижники, и те кто были после них — по причине его множества разьяснений и слов» автор перевода приводит слова аль-Мадхали о том, что опровержения Ибн Таймии на джахмитов намного сильнее, чем у имама Ахмада.

P.S. В данной статье даже не рассматривается вопрос о том, имеют ли право простые студенты делать сноски со своими комментариями к трудам ученых, и насколько они в этом компетентны. Безусловно, автор перевода сделал полезное дело, переведя эту книгу на русский язык, и пусть Аллах наградит его за этот труд. Но было бы правильным, если бы он ограничился только лишь переводом самой книги, не снабжая ее своими сносками, в которых берет на себя слишком много ответственности, не имея для этого должного статуса. Тем самым он выполнил бы обязательства, возложенные на него как на переводчика, перед самим автором, не придавая самой книге смыслы, которых там нет; выполнил бы обязательства студента, отказавшись от того, что не в его компетенции, комментируя книгу ученого; оградил бы читателей от плохих мыслей о конкретных личностях и ненужных споров, которые могут навредить их религии, как об этом сказал Умар бин Абд-аль-Азиз: «Тот, кто подставил свою религию под удары споров, будет часто метаться туда-сюда». Также это защитило бы всех нас от бесполезных знаний, о вреде которых и написал свою книгу имам ибн Раджаб, да помилует его Аллах, говоря: «Тот же, чье знание не является полезным, не имеет другой заботы, кроме как возноситься своим знанием над людьми, выявлять достоинства своего знания перед ними, приписывать их к невежеству и унижать их, чтобы возвеличиться над ними. И это из самых мерзких и гнилых черт».

И хочется закончить словами мольбы, приведенными в хадисе: «О Аллах, я прошу у Тебя полезного знания и прибегаю к Твоей защите от знания, в котором нет пользы».

 

Икрима абу Марьям [islamcivil.ru]

Оставить комментарий

Проверка *