Краткая биография имама Малика

По мнению большинства ученых, имам Малик бин Анас, да помилует его Аллах, родился в 93 году по хиджре в Лучезарной Медине. Он застал наследие сподвижников, табиинов, следы Пророка, мир ему и благословение Аллаха, и великие события, что оказало большое влияние на его жизнь, мысль и понимание религии, а Медина является источником света и колыбелью знаний.

Его род исходит от йеменского племени «Зу асбах», его мать звали Алия бинт Шарик аль-Аздия. Его отец и мать – оба являются арабами из Йемена.

Он вырос в семье, в которой изучали хадисы, и в обществе, в котором вовсю занимались преданиями и хадисами. Его дед Малик бин Аби Амир относился к числу больших табиинов и передавал хадисы от Умара бин аль-Хаттаба, Усмана бин Аффана, Тальхи бин Убайдуллах, матери правоверных Айшы. От него передавали его сыновья: Анас (отец Малика), Раби’, Нафи’ (прозванный Абу Сухайль). Его отец Анас, скорее всего, не был слишком занят хадисами, однако, каким бы ни было его научное положение, его дяди и дед были богаты знаниями, и их ученая степень была достаточна для того, чтобы семья была известна своей научностью. Благодаря имаму Малику его брат ан-Надр склонился к знаниям и неразрывно посещал ученых, получая от них знания.

Имам Малик выучил Коран в детстве (в начале своей жизни), как и было принято в большинстве исламских семей, а затем начал учить хадисы. В его окружении нашлись те, кто подталкивал его к этому, наставлял и мотивировал. Когда он сказал своей матери о своем желании записывать хадисы, она одела его в лучшую одежду и чалму, затем сказала: «Теперь иди и пиши». Она также говорила ему: «Иди к Раби’а и научись у него адабу прежде знаний» («Аль-Мадарик», 115).

В молодости он семь лет учился у Ибн Хурмуза, изучал у него разногласия людей, и как отвечать тем, кто следует своим страстям. Своими качествами и правильным руководством он так сильно повлиял на имама Малика, что он говорил: «Я слышал, как Ибн Хурмуз говорил: «Сидящим с ученым необходимо унаследовать от него слова: «Я не знаю», чтобы это стало основой в их руках, к которой они прибегают, чтобы отвечать на незнакомый вопрос «Я не знаю»». Ибн Вахб сказал: «На большинство вопросов имам Малик отвечал «Я не знаю»».

Он получал знания и от вольноотпущенника Ибн Умара Нафи’а, и говорил: «Я приходил к Нафи’у днем и не было дерева, в тени которого я мог бы спрятаться в ожидании пока он выйдет. Когда он выходил я еще некоторое время делал вид, что не вижу его. Затем подходил к нему здоровался и оставлял его, пока он не зайдет, а затем я у него спрашивал «что сказал ибн Умар в такой-то ситуации», и он отвечал мне. Затем я оставлял его, так как он был очень суровым человеком» («Ад-Дибадж-уль-мазхаб», 117).

Он учился у имама Ибн Шихаба аз-Зухри, о чем он рассказывал следующее: «Был праздничный день и я подумал: «В этот день Ибн Шихаб будет свободен». Из мечети я отправился к нему и сел у его дверей, где услышал, как он говорил своей рабыне, чтоб посмотрела кто у дверей. Она посмотрела и сказала: «Ваш белокурый слуга Малик». Он сказал: «Впусти его». Я вошел и он сказал: «Ты ходил к себе домой?» Я ответил: «Нет». Он спросил: «Ты ел что-нибудь?» Сказал: «Нет». Он сказал: «Поешь». Я ответил: «Я пришел не для этого». Он спросил: «Что же тебе нужно?». Я ответил: «Расскажи мне хадис». Он сказал мне: «Доставай». Я вытащил свои доски и он рассказал мне сорок хадисов. Потом я сказал: «Добавь еще». Он ответил: «Тебе достаточно. Если передашь эти хадисы, то ты из хафизов». Я сказал: «Я их уже выучил». Тогда он взял у меня доски перевернул их и сказал: «Рассказывай». После того как я рассказал их он вернул их мне и сказал: «Вставай, ты из сосудов знаний».

Некоторые ученые по хадисам говорили: «Имамом людей после Умара был Зайд бин Сабит, после него Абдуллах бин Умар, от Зайда получили знания двадцать один человек, затем их знания перешли к троим: Ибн Шихабу, Бакиру бин Абдуллах и Абу аз-Заннад, а знания их всех перешли к Малику ибн Анасу» («Аль-Мадарик», 68).

Он так сильно почитал хадисы пророка Мухаммада, мир ему и благословение Аллаха, что когда у него спросили: «Слышал ли ты хадисы от Амр бин Динара?», он ответил: «Я видел, как он рассказывал хадисы, а люди записывали их стоя. Я же не захотел писать хадисы Пророка, мир ему и благословение Аллаха, стоя».

Также, как он не жалел сил в заучивании хадисов и посещении собраний ученых, также он не жалел средств на этом пути. Ибн аль-Касым говорил, что получение знаний привело Малика к тому, что он разобрал крышу своего дома и продал доски. Позже этот мир сам склонился к нему» («Аль-Мадарик», 115).

После того как имам Малик завершил изучение хадисов и методологию вынесения фатв, он устроил кружок для обучения людей в мечети Пророка, мир ему благословение Аллаха. Некоторые источники передают, что тогда ему было 17 лет. Вспоминая это время и свое положение, когда он принялся преподавать и выносить фатвы, Малик, да помилует его Аллах, говорил: «Не каждый желающий мог устроить кружки в мечети для хадисов и фатв. Сначала нужно было посоветоваться с благородными и достойными людьми и если они считали его достойным, то открывались такие кружки. Я не начинал там сидеть, пока 70 ученых не посчитали меня достойным для этого» («Аль-Мадарик», 127).

Имам, да помилует его Аллах, украшался перед преподаванием хадиса, из-за чего у него появлялось величие и уважение, которого не было у других. Аль-Вакиди говорил: «Его собрание было собранием достоинств и знаний, и он был уважаемым и благородным человеком. Там не было ничего из шума и лицемерий, никто не поднимал голоса. И когда его о чем-то спрашивали, то ему не говорили «Откуда ты это взял?».

По причине своей искренности в получении знаний он соблюдал некоторые вещи и отдалялся от некоторых других вещей. Он соблюдал сунну Пророка, и придерживался явных, ясных и очевидных дел, и говорил: «Самые лучшие из дел – ясные и явные. Если ты окажешься между делами, в одном из которых сомневаешься, то берись за то, в чем уверен».

Он выносил фатвы без навязывания своего мнения, боясь ввести в заблуждение и отдаления от сунны Пророка, мир ему и благословение Аллаха.

При вынесении фатв он отличался терпеливостью, не спешил, размышлял долго и глубоко, поскольку поспешность может приводить к ошибкам. Его ученик Ибн аль-Касым сказал: «Я слышал, как имам Малик говорил: «Есть вопрос, над которым я размышляю десять с лишним лет, и ответ на который я еще не нашел».

Он также говорил: «Тот, кто собирается отвечать на вопрос, пусть представляет себя перед Адом и Раем и подумает о том, как его ответ повлияет на его исход» («Ад-Дибаж-уль-мазхаб», 23).

Ему как-то задали вопрос, сказав, что он легкий, на что он разозлился и сказал: «Вопрос легкий, простой?!» В знаниях нет легких вопросов. Разве вы не слышали слов Всевышнего Аллаха: «Мы непременно ниспошлем тебе весомые слова»?! В знании все трудное, и особенно то, что за него будет спрос в Судный день» («Аль-Мадарик», 162).

Несмотря на отдаленность имама от революций и подстрекательств к ним, и поглащенность получением знаний, в 146 году по хиджре, в эпоху Аббасидов, его постигло испытание во время правления Абу Джафара аль-Мансура. Его избивали кнутом, и настолько сильно тянули руку, что она вышла из плеч. И причиной этому, как известно, было то, что он рассказывал хадис: «Нет развода по принуждению». Смутьяны приняли этот хадис, как доказательство недействительности присяги Абу Джафару аль-Мансуру. Это произошло во время восстания Мухаммада бин Абдуллаха бин аль-Хасан ан-Нафс аз-Закия в Медине. Аль-Мансур запретил Малику рассказывать этот хадис, но когда у него спросили о нем, он перед всеми людьми рассказал этот хадис. Правитель Медины Джафар бин Сулейман высек его за это. В некоторых источниках передается, что после этого Абу Джафар аль-Мансур извинился перед имамом Малик, поскольку он не знал о случившемся.

Ученик Абу Ханифы Абу Юсуф сказал: «Самыми знающими людьми, которых я видел, были трое: Малик, Ибн Абу Лейля и Абу Ханифа».

Абдурахман бин Махди сказал: «Имамами хадисов, которым следуют, являются четверо: Суфьян ас-Саври в Куфе, Малик в Хиджазе, Аль-Авзаи в Шаме и Хаммад бин Зайд в Басре».

Суфьян бин Уяйна сказал: «Мы ничто по сравнению с Маликом! Мы смотрели на какого-либо шейха, и если Малик записывал от него, то и мы записывали. И я считаю, что Медина разрушится после смерти Малика бин Анаса».

Сказал Аш-Шафии: «Если хадис дошел до тебя от Малика, то придерживайся его… Если пришло сказание, то Малик – звезда, если упоминаются ученые, то Малик – звезда. Никто не достиг такой степени в знании, как Малик, своей способностью запоминать, точностью и сохранностью. Кто желает достоверного хадиса пусть прибегнет к Малику».

Сказал Ахмад бин Ханбаль: «Малик – господин среди ученых, и он – имам хадиса и фикха. Нет подобного ему. Он следовал по стопам обладателей разума и морали».

Сказал Аль-Кады ‘Ияд, да помилует его Аллах: «Он прожил около семидесяти лет, был имамом, передавал хадисы и выносил фатвы. Семьдесят лет его слушали, и с каждым разом он становился благороднее, продвигался вперед своим талантом, способностью и главенством, пока не скончался. Он оставался таковым на протяжении многих лет и добился главенства и в религии, и в мирском» («Аль-Мадарик», 111).

По словам большинства передатчиков, он скончался в 179 году по хиджре.

Да помилует Аллах имама Малика и всех имамов мусульман.

Также можете прочитать книгу шейха Мухаммада Абу Захра «Малик: его жизнь, его эпоха, его мнения и его фикх».

А Аллах знает лучше.

 

[Статья подготовлена по материалам фатвы уважаемого шейха Махаммада Салиха аль-Мунаджида с сайта – islam-qa.info]

 

Альфия Аматуллах [islamcivil.ru]

Оставить комментарий

Проверка *