Не так уж и строго

alguran

 

Шариат не просто накладывает на человека обязательства, нарушение которых влечёт за собой наказание. Прежде шариат наделяет человека правами.

 

Запретив воровство и установив в качестве наказания за него отрубание руки (при строгих условиях), Всевышний дал каждому члену исламского общества право на социальное обеспечение за счёт института закята. Запретив прелюбодеяние, шариат поощрил раннюю женитьбу, сделал отношение супругов друг к другу одной из важных форм поклонения Аллаху, дозволил многожёнство (при определённых условиях) и обязал женщину соответствующей форме одежды. Однако в условиях голода, например, отрубание руки не назначается в качестве наказания за воровство. Вообще, воровство, при котором в качестве наказания назначается отрубание руки, должно соответствовать ряду условий, касающихся состояния и хранения украденного имущества, что приводит к минимизации случаев отрубания руки в качестве наказания за факт воровства. Так же как для прелюбодея, не состоящего в браке, не назначается смертная казнь. А смертная казнь, назначаемая за прелюбодеяние, нуждается в очень строгом наборе доказательств, без которых она не может быть назначена в качестве наказания, даже если факт будет очевиден на основе других факторов.

 

Также важно отметить, что претворение мусульманского уголовного права в жизнь – это прерогатива только исламского государства и общества. Общества, в котором повеление доброго и порицание запретного являются обязанностью каждого члена. Общества, двигателем которого является богобоязненность его членов. Общества, в котором закон воспринимается как воля Всевышнего. Что подразумевает веру в абсолютную справедливость исламского закона, его совершенство, полную свободу от человеческого фактора и недоработок. Но самое важное с практической точки зрения – это то, что следование и подчинение шариату являются непременным условием искренности веры человека, и они наряду с намазом превращаются в поклонение Аллаху.

 

Шариат, взывая к совести мусульманина, воспитывает в нём сознательное стремление к соблюдению закона по своему внутреннему убеждению, а не из страха перед наказанием. Его божественная природа, предполагающая веру в его идеальность, взращивает в личности уверенность в Судном дне, в который «тот, кто сделал зло весом в пылинку, увидит его» (сура «Землетрясение», аят 8).

 

 

Абдулмумин Гаджиев [islamcivil.ru]

Оставить комментарий

Проверка *