Новый год в Дагестане начался со старых бед

надпись на воротах одной их средних общеобразовательных школ Махачкалы

надпись на воротах одной их средних общеобразовательных школ Махачкалы

 

В начале января сотрудники полиции и центра по противодействию экстремизму оцепили и провели обыски в детских садах, расположенных по улицам Венгерских бойцов, 11, Махачкалы и в посёлке Новый Кяхулай – Садовая, 4.

 

 

И снова здравствуйте

 

 

Со слов бывшего директора учреждений Софии Султанбековой, сначала, 10 января, возле садика на улице Венгерских бойцов, 11, остановились 3–4 машины, из которых вышли мужчины в гражданской одежде (далее цитаты из «Кавполита»).

 

«У них с собой была видеокамера. Они взломали ворота садика, забежали, начали проводить обыск, кричать на воспитателей, спрашивать, делают ли они намаз, читают ли Коран и снимать всё на видео». При этом, со слов работников садика, никто из представителей правоохранительных органов документов не представил. После этого сотрудники ЦПЭ забрали в отдел всех работников садика. На тот момент в учреждении находилось 30 детей. С ними оставили одного воспитателя. Задержанные находились в отделе с 11:00 до 17:00. Их сфотографировали, сняли отпечатки пальцев и отпустили.

 

В это же время сотрудники ЦПЭ поехали в другой садик на Садовой, 4.

 

«Там мужчина в гражданской форме позвонил в домофон садика и сказал, что пришёл устраивать ребёнка, хочет посмотреть помещение. После того как ему открыли дверь, в здание забежали 10–15 человек с камерой»;

 

«На глазах у детей начали переворачивать шкафы, их содержимое, начали кричать на воспитателей, обзывать их. Одна родительница, которая пришла забирать ребёнка, она была в хиджабе, они открыли ей дверь и начали называть проституткой, шайтанкой, говорить: иди взорви себя. Она забрала ребёнка и убежала оттуда»;

 

«Сказали, что здесь ваххабитский садик, чтобы выслали туда подкрепление, наряд, сказали родителям, чтобы забрали детей, садик работать не будет, сказали им: ваша хозяйка – ваххабитка».

 

«Стоит наряд, стоят люди в гражданском. Родители подходят, им говорят: заберите детей, иначе вас тоже на учёт поставят. Я попросила переговорить с ними, но они лишь пригрозили вскрыть ворота и вынести всю мебель», – добавила Султанбекова.

 

 

Ищем логику

 

 

Конечно же, кто-то может сказать, что действия правоохранительных органов оправданы, так как существует угроза терроризма, экстремизма, представляющих опасность устоям государства, его суверенитету и общественной безопасности, и эти идеи могут закладываться в подобных садиках и школах.

 

Однако, для того чтобы говорить об этом, надо вооружиться логикой, подкреплённой объективной реальностью, в которой мы все с вами живём, и законом, на страже которого, собственно, должны стоять правоохранительные органы и который они сами обязаны соблюдать в первую, вторую и в третью очередь.

 

Заостряя своё пристальное внимание на частных детских садах и школах, принадлежащих мусульманам, правоохранительные органы упускают из виду обычные детсады и средние общеобразовательные школы. Мы все учились в таких школах и поэтому знаем, что именно в них определённая группа детей учится материться, курить и отбирать деньги у слабых и что их можно «доить»; в них происходит первое знакомство с алкоголем и наркотиками, а между мальчиками и девочками возникают первые отношения; в них дети приобщаются к понятиям воровского мира с делением на авторитетов, «петухов», «чушек», «чертей»; там ребёнок узнаёт, что на вопрос «кто по жизни?» надо отвечать «бродяга», а на требование обосновать, говорить «пью, курю, ворую» и именно в школе некоторые дети начинают использовать ненормативную лексику применительно к полицейским – тем самым, выражаясь сухим языком официоза, оскорбляя социальную группу «сотрудник правоохранительных органов». При этом правоохранительные органы не врываются в светские школы, не переворачивают шкафы с вещами, не забирают учителей в отделы и не ставят их на учёт, угрожая закрыть всю их «малину», из которой выходят подростки с воровскими понятиями и презрением к представителям власти.

 

Не нужно быть большим аналитиком, чтобы понять и признать тот факт, что абсолютное большинство преступлений как в стране, так и в Дагестане совершаются теми, кто в своё время учился в светских средних школах. Это ими переполнены тюрьмы за преступления против личности, преступления против половой неприкосновенности, преступления в сфере экономики и собственности, преступления против общественной и государственной безопасности. Весь уголовный кодекс написан для них. Более того, если мы говорим о терроризме и экстремизме как о главной угрозе для государства, то надо сказать, что все, абсолютно все участники незаконных вооружённых формирований – живые и убитые – учились в светских средних школах.

 

Так почему же эти учреждения не удостаиваются внимания правоохранительных органов? В чём логика?

 

Развивая мысль о государственной и общественной безопасности, чтобы не быть голословным, обратимся к сухой статистике цифр. Согласно сайту Федеральной службы государственной статистики, по данным правоохранительных органов, за январь – ноябрь 2016 года в России зарегистрировано более двух миллионов преступлений, из них: убийств и покушений на убийство – 9,7 тысячи; умышленного причинения тяжкого вреда здоровью – 25,5 тысячи, из них повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего – 5,3 тысячи; изнасилований и покушений на изнасилование – 3,5 тысячи; краж – 810,4 тысячи; грабежей – 56,9 тысячи; присвоений и растрат – 16,7 тысячи; мошенничества – 191,9 тысячи; взяточничества – 10,2 тысячи; угонов автомашин – 22,8 тысячи; смертей на дорогах из-за нарушения ПДД – 7,2 тысячи; незаконного оборота наркотиков – 186,7 тысячи и т. д. При этом за этот же период зарегистрировано: террористических актов – 24 случая; содействий террористической деятельности – 185 случаев.

 

Нисколько не преуменьшая опасность террористических актов и не оправдывая их, давайте зададимся вопросом: что наносит больший урон государственной и общественной безопасности: весь этот многотысячный массив разного рода тяжких и особо тяжких преступлений с убийствами, насилием, обогащением единиц за счёт обнищания миллионов или мнимый экстремизм, учитывая то, что человеческие жертвы от одного только «Боярышника» за один случай перекрывают последствия терактов за весь год? Почему правоохранительные органы не заостряют своё внимание на этом, а врываются в детские сады и школы мусульман? В чём логика?

 

 

Ищем закон

 

 

Безусловно, никто не говорит, что в среде мусульман не могут оказаться люди, вступившие в противоречие с уголовным кодексом, равно как и среди работников полиции есть полковники Захарченко с миллиардами в квартире или милиционер из Ангарска Попков, побивший ужасающий рекорд по жертвам убийств и изнасилований, установленный Чикатило.

 

Никто не говорит о том, что мусульмане – безгрешные ангелы, и если в правоохранительные органы поступает сигнал, они должны на него реагировать. Однако это должно происходить в строгом соблюдении закона: начиная с того, что они обязаны представляться и объяснять причину своего появления на вашем жизненном пути, заканчивая тем, что все их действия должны быть законными и обоснованными законами, нормативными актами, решениями, санкциями, постановлениями, приговорами. Они должны помнить основополагающие принципы гражданского общества, как, например, принцип презумпции невиновности, на основании которого они должны приходить к элементарному выводу, что если прихожанин какой-то мечети вступил в НВФ, то это не значит, что все остальные прихожане этой мечети склонны к этому; если кто-то в хиджабе совершил теракт, то это вовсе не означает, что все мусульманки в хиджабах террористки; если проститутки носят обычную женскую одежду, то из этого не следует, что все женщины в обычной женской одежде – проститутки; если представитель власти совершает преступление, пользуясь своим положением, то не все представители власти – преступники. Это один из фундаментальных принципов, который признан всеми людьми: человек может считаться виновным только после того, как будет доказана его вина, а сам он не обязан доказывать, что он не верблюд.

 

Поэтому, если у представителей правоохранительных органов есть какие-то подозрения относительно детских садов и школ мусульман, то они должны проводить проверку установленным образом. Уверен, что руководители этих дошкольных и школьных учреждений, а также хозяева кафе, ресторанов, спортивных залов, которые в последнее время подвергаются облавам, сами добровольно предоставят необходимые документы.

 

Если мы говорим о государственной безопасности, о спокойствии в обществе, в котором люди будут жить свободно, то надо понять, что соблюдать законность должны, в первую очередь, представители власти. Когда они перестанут без всяких оснований врываться в детские сады и школы, необоснованно ставить людей на профилактический учёт сроком на всю жизнь, когда люди поймут, что их права и свободы не будут нарушены, тогда и общество в целом станет здоровым. Люди начнут доверять друг другу. Появится позитивный взгляд на жизнь.

 

Ислам Абдуллаев [islamcivil.ru]

Оставить комментарий

Проверка *