Она идет такая вся в «Dolce Gabbana»

Она идет такая вся в «Dolce Gabbana», а также в Louis Vuitton, Prada, Gucci, Zara. Ее очки, одежда, сумка, обувь, остальные аксессуары. Она – ходячая реклама модных мировых брендов. Да, именно брендов, но не самих вещей. Это раньше всю контрабанду делали в Одессе на Малой Арнаутской улице. Сейчас же все это штампуют в Подмосковье, живущие на правах рабов вьетнамцы. Она все это понимает, но не хочет об этом думать. Она идет, такая вся современная. Нет, она не идет – она парит. Вся такая красивая, легкая. И только неровные дороги ее родного города, об которые она периодически спотыкается, заставляют ее спускаться на землю, возвращаться в реальность.

Через свои брендовые солнечные очки она смотрит на окружающую ее действительность и понимает, что эта действительность совсем не подходит ей – ее красоте, тому миру, который она видит в красивых фильмах и модных журналах. Ее окружает город с кривыми и не совсем чистыми улицами, ее обдувает не совсем свежий ветер.

Кроме городской действительности в ее жизни есть еще несколько пунктов, которые никак не гармонируют со стилем ее жизни.

Например, она не любит ходить куда-либо со своей мамой. Действительно, женщина, покрывающаяся морщинами, и одетая в стиле «лишь бы дочь красиво выглядела» плохо сочетается с ее платьем «Prada» и сумкой «Louis Vuitton».

Также она не любит ходить на рынок за продуктами. Наши продуктовые рынки, которые еще с советских времен не сменили вывеску «Колхозный рынок» мало чем напоминают модные бутики, гипермаркеты и молы. Стресс увеличивается, если этот поход на рынок сопровождается все той же мамой.

Еще одним фактором, убивающим всю ее красоту и волшебность, является общественный транспорт. В нашем случае это «нечто» на четырех колесах, называемое «Газелью». Героиню нашего рассказа понять можно, ведь не только она, но порой и видавшие виды люди не всегда выдерживают эту трясущуюся, чем-то пахнущую поездку из пункта А в пункт Б.

А потом… Потом ее ждет дом, где ей приходится снимать и смывать с себя весь пафос и готовить ежедневный ужин на всю семью и постоянных гостей.

Но ей хочется совершенно другого. Ей хочется красоты и любви. Она хочет, чтобы все было как в романтических фильмах: совершенно случайная встреча с парнем, в стиле «ничто не предвещало», при этом, в самом начале они должны находиться в состоянии легкого неприятия друг к другу, потом между ними возникает симпатия, любовь, после они обязательно должны поругаться из-за какой-то мелочи, ну а в конце – взаимные извинения, признания в любви, слезы, красивая свадьба.

Она понимает, что все это только красивый обман, навязанный ее сознанию романтическими книгами, фильмами и глянцевыми журналами. Она знает, что реальность другая. Да, в ней нет желанного пафоса, лоска и блеска, но в этой реальности нет и той брутальности, которую она придумала себе сама. Она знает, что в этом мире приходится сложно и не все идеально, а также и то, что каждый человек сам может сделать мир красивым. Но… Для этого нужно стараться, прилагать усилия. А ей этого так не хочется. Она соглашается жить в вымышленном мире. Поэтому, она вставляет в уши наушники, подключенные к модному гаджету, и подпевает:

«А я иду такая вся в «Дольче Габбана»

Я иду такая вся, а в сердце рана.

Слезы душат, душат – я в плену обмана,

Я иду такая вся в «Дольче Габбана»»

 

Икрима абу Марьям [islamcivil.ru]

Оставить комментарий

Проверка *