Праведные предшественники и кыяму-ляйль*

кыяму ляйльПередается от Усмана ан-Нахди: «Я гостил у Абу Хурайры семь раз. Он, его жена и его слуга делили ночь на три части: Сначала молился один, потом будил другого» (Это сообщение посчитал достоверным Хафиз Ибн Хаджар).

Однажды Амр бин Утба во время ночной молитвы начал читать суру «аль-Гафир» и когда дошел до аята «Предупреди их о приближающемся дне», то не смог читать дальше, пока не наступило утро.

Когда наложница Али бин Баккара постилала для него постель, он трогал рукой постель и говорил: «Клянусь Аллахом, ты хороша», а затем оставлял ее и вставал на молитву. Спустя сорок лет он говорил: «Ничто меня так не печалило, как наступление рассвета».

Когда наступало утро, Муаза аль-Адавия говорила: «Это день, в котором я умру» и занималась поклонением, а когда наступала ночь, говорила: «Это ночь, в котором я умру» и начинала совершать молитвы.

Дочь Рабиа бин Хасима говорила своему отцу: «Батюшка, люди спят, а ты нет», на что он отвечал: «Поминание адского огня не дает уснуть твоему отцу».

Когда одна из женщин пришла к одной из жен Аузаи, она обнаружила влажное пятно на полу и сказала: «Кажется, по твоей невнимательности кто-то из детей помочился в мечети шейха (имеется ввиду место, где он молился по ночам). Жена Аузаи ответила: «Горе тебе! Это происходит каждую ночь – это следы от слез шейха, которые он проливает в земном поклоне» («Тарих-уль-Димашк. Ибн Асакир).

Сулейман ад-Дарани говорил: «Я не видел никого, чтобы страх так сильно проявлялся на его лице, чем Аль-Хасан бин Салих. Бывало, что он начинал читать ночную молитву с «Амма ятасаалюн» (сура «Весть» — прим. islamcivil.ru) и не мог завершить ее до наступления рассвета.

Аль-Хасан бин Салих, его брат и мама делили ночь на три части и каждый из них выстаивал свою треть ночи. Когда умерла их мама, они поделили ночь пополам, затем умер его брат и Аль-Хасан начал выстаивать ночь полностью.

Саид бин Абдульазиз часто и много совершал ночные молитвы. Исхак бин Ибрахим говорил: «Я видел Саида молящимся в сторону кыблы и слышал, как его слезы капают на циновку».

Ма’мар говорил: «Однажды Сулейман ат-Тамими совершал ночную молитву, и когда он дошел до слов Всевышнего: «Когда они узреют его (наказание в День воскресения) вблизи от себя, лица неверующих опечалятся», он начал повторять этот аят, пока люди не начали расходить из мечети. Затем я пошел домой и вернулся в мечеть, чтобы дать азан на утреннюю молитву, и увидел его на том же самом месте, повторяющим тот же аят, не переходя на следующий.

Абдульвахид бин Зайд каждую ночь говорил своим домочадцам: «Я предостерегаю вас от сна, просыпайтесь, поистине этот мир не для того, чтобы спать. В могилах выспитесь».

Мухаммад бин Юсуф говорил: «Суфьян ас-Саури будил нас по ночам и говорил: «О молодежь, вставайте и молитесь, пока вы молоды. Если вы не будете молиться сегодня, то когда же вы будете молиться?»

Суфьян ас-Саури, да помилует его Аллах, когда наступало утро, поднимал ноги на стену, а голову клал на землю, чтобы кровь вернулась на место после длительного ночного стояния.

Аль-Фудайль бин ‘Ияд говорил: «Я встречал ночь с самого ее начала и меня пугала ее долгота, но затем я открывал Коран, и так наступало утро, а я не мог насытиться чтением Корана и молитвой».

Когда пришла смерть к Абу аш-Ша’са, он заплакал. Когда его спросили «Почему ты плачешь?», он ответил: «Я не насытился кыяму-ляйль».

 

* Кыяму-ляйль — проведение ночи или ее части в молитвах, чтении Корана, поминаниях Аллаха и других видах поклонения (прим. islamcivil.ru)

Шейх Мухаммад Салих аль-Мунаджид

перевод: Икрима абу Марьям [islamcivil.ru]

Оставить комментарий

Проверка *