Республика Косово. Вспомним, как все начиналось

Свершилось! 17.02.08. Фейерверк над полумиллионной Приштиной возвестил журналистам, а также сотням тысяч албанцев, съехавшихся сюда буквально со всего мира, что долгожданная независимость Косова провозглашена. И уж конечно там не было места для сомнений, в том, что в населенном албанцами регионе, пережившем целый век этнополитического противоборства с сербами, албанский народ имеет право добиваться независимости.

За прошедшие дни этот факт признали (включая трех членов ОБСЕ) уже около двух десятков стран – от Германии, Австралии и Перу на «Западе», до Малайзии, Турции и Сенегала в мусульманском мире. Суверенитет Косова поспешили признать такие непризнанные государства как Тайвань и Турецкая республика Северный Кипр. Признал и Международный Олимпийский комитет (МОК). А ряд организаций пока только добивающихся суверенитета, как например Corsica Nazione Independente, «с ликованием» поддержали провозглашение независимости и в письме премьер-министру Косова Хашиму Тачи приветствовали «братский народ косоваров». Наконец 57 членов международной организации «Исламская конференция», заявили, что поддерживают независимость Косова, чье албанское этнического большинства в основном мусульмане. «Исламская умма желает народу Косова и его правительству успехов в их новой борьбе за построение сильной и процветающей страны» — говорится в официальном заявлении из Джидды.

В условиях, когда официальная пропаганда все время ссылается на «исторические» права сербов на территорию Косово, которая якобы лишь впоследствии подверглась заселению «неизвестно откуда пришедшими» албанцами, попытки разобраться в истоках Косовского конфликта и обоснованности претензий, участвующих в нем сторон, невозможны без знания истории. Хотя для человека, мало-мальски разбирающегося в лингвистике, выбор между автохтонами Балкан – иллирийцами-албанцами, населявшими эти земли еще до начала нашей эры и славянами-сербами, начавшими просачиваться лишь с конца 6 века, вполне очевиден. Район не раз менял государственную принадлежность. Начало завоевания территории Косова Сербией было положено только в 1160-1180-тых гг., завершившись с взятием Призрена в 1208 году. В конце XIII века сюда, в Печ, была перенесена резиденция сербского митрополита.

Если же говорить о периоде новой и новейшей истории, хотя конфликт, в самом деле, застарелый, но, по крайней мере, до последней четверти XIX века вопрос о разграничении сербских и албанских земель не вставал: и те, и другие с 1389 года равно находились под властью Османской империи. Однако при рассмотрении проблемы необходимо иметь в виду, что территория Косово с XIX века является центром политической активности и этнической мобилизации албанского населения на Балканах. Еще в 1866-1867 гг. в Косово произошло крупное восстание албанцев за самоуправление в рамках Османской империи. Именно в Призрене, ставшем с середины XIX века крупным центром албанской культуры и просвещения, в июне 1878 года был созван всеалбанский Национальный кувенд (совет), который основал Призренскую лигу – первую общеалбанскую политическую организацию, выступившую с идеей объединения всех населенных албанцами земель в автономный вилайет и против расчленения страны иностранными державами. Тогда их политическая активность не позволила прирезать их земли какому-либо из новообразовавшихся славянских государств.

После распада Османской империи произошел передел Балкан, при котором меньше всего учитывались интересы албанского народа. Разумеется, захват Косово Сербией подкреплялся идеологией «исторического реванша» — в роли угнетенных оказались мусульмане-албанцы. После Первой мировой войны албанцы также подверглись репрессиям со стороны сербских властей, целью, которых являлось изменение пропорций албанского и сербского населений в Косово. Только за 1930 год около 2 000 семей изгнанных со своих земель косоваров перешли в Албанию. Албанцев выселяли или вытесняли из Косово, и как мусульманское население, которое по соглашению с Турцией должно было выехать с Балкан. С 1918 по 1944 год в Турцию депортировали около 240 тысяч албанцев-мухаджиров, пытавшихся спасти свою исламскую идентичность (ныне численность выходцев из Косово в Турции превышает их численность в самом Косово). В результате двух волн колонизации 1922-1929 и 1933-1938 гг. На их место были поселены около 11 тыс. сербских и черногорских семей, которым предоставлялось до 50 га земли (всего они заняли более 120 тыс. га), бесплатный переезд к месту поселения, право пользования общественными лесами и пастбищами, освобождение в течение трех лет от налогов. Соответственно сербское население Косово увеличилось и составило 25–30%. Подпольные политические организации албанцев — «Комитет национальной защиты» и мусульманская «Джамиет» начали партизанскую войну, причем первая была морально и материально поддержана Коминтерном. Население оказывало им всестороннюю помощь. «Их защищают все местные жители – крестьяне, ремесленники, интеллигенция, — писала сербская правительственная газета «Политика» в марте 1923 г. — Их защищают и им сочувствуют местные священники, учителя, судьи, даже местные полицейские и другие чиновники, словом, все те, кто не любит нашу власть и кто открыто или тайно борется против нее».

12 августа 1941 указом итальянского короля Витторио Эммануила на оккупированных албанских территориях учреждалось великое герцогство Албания, включающее в себя также территорию Косово, а осенью 1943 г. Берлин, заявил, что всячески поддерживает албанцев-мусульман, но окончательному присоединению Косово к Албании помешала тогда Советская Армия. Не были учтены интересы албанцев и после окончания Второй мировой войны. В результате большая часть территорий албанского этноса не вошла в состав албанского государства, в том числе и Косово. В 45-ом году это была беднейшая область Европы. Югославы пытались сбалансировать разницу в экономическом развитии путем бюджетных вливаний, но безуспешно. Экономическая запущенность способствовала усилению анти-югославских настроений.

Надо признать, что эта территория была нестабильной на протяжении всего послевоенного времени, особенно в 1955-56 и 1968 годах, когда при подавлении беспорядков применялись даже армия и танки. Однако албанцы не получили формального изменения статуса и продолжали время от времени выходить на улицы с лозунгом «Косово – республика!», «Долой сербский колониализм!». Поэтому только, кажется, что конфликт возник неожиданно и лишь в связи с распадом Югославии. Соответствующая деятельность в автономном крае Косово началась сразу после войны и не прекращалась ни на день. Довольно высокий процент незанятого населения наряду с самым высоким в Европе уровнем рождаемости еще больше обостряли проблему Косово.

Албанская интеллектуальная элита постепенно начала осознавать культурное отставание албанцев Косово и невозможность, его преодоления в рамках существующего государства. Таким образом, на исторические противоречия взаимоотношений двух этнических групп, наложились противоречия культурно-психологического и политического характера, стимулируя дальнейшее развитие комплекса народа-жертвы и, уже на его основе, этническую консолидацию и мобилизацию албанцев Косово, что проявилось в целом ряде акций против официальной власти. В результате албанская община окончательно дистанцировалась от Белграда и предприняла шаги по созданию параллельных государственных структур, что способствовало национальному самоутверждению албанцев. В то же время процентный состав сербов с 61-го по 81-ый гг. уменьшился в Косово с 18,4 до 13,2% (только между 71-м и 81-м край покинуло 50 тысяч сербов). Тому есть несколько причин, из которых наиболее существенными представляются две: во-первых, экономическое положение района побуждало сербов мигрировать в свой центр, а во-вторых, албанская женщина рожает в среднем семерых детей.

Действительно, численность албанцев в Косово возросла с 1948 по 1981 год в 2 раза – с 733 тысяч до 1,6 миллиона человек, и к 1991 году составила почти 90% населения края (последние 20 лет албанцы отказывались участвовать в переписи населения, поэтому данные об их численности разняться). Так, что удержать его сербы в сложившейся ситуации могли либо силой, либо какими-то большими деньгами, которых у них нет.

После смерти железного Тито (умер в мае 1980-го) в 1981-ом году в Косово начались массовые беспорядки (четыре раза вводился режим чрезвычайного положения), положившие начало так называемой «косовской интифаде». Формальным поводом стало выступление 11 марта 1981 г. группы студентов Приштинского университета с жалобами на плохие условия в общежитии. В то время в университете насчитывалось 36 тыс. студентов-очников и 18 тыс. заочников (ежегодный выпуск 8-10 тыс. специалистов, из которых только 20% имели техническую подготовку, а остальные были филологами, историками, лингвистами, способствовал увеличению армии безработных, если они оставались в крае, а не эмигрировали, пополняя армию гастарбайтеров; для специалистов, получивших исследовательские или преподавательские должности, существовала льготная процедура получения ученых степеней). Руководство края сознательно шло на обучение такого количества студентов, считая, что лучше держать молодежь в аудиториях в качестве студентов, чем безработными на улице. Митинги и демонстрации выступали под лозунгами «Косово – республика», «Косово – Косоворам», «Мы – албанцы, а не югославы». В 1981 году во время демонстраций протеста, в которых участвовали не менее 200 тысяч человек, в целях стабилизации политической ситуации были применены танки. С 1988 года политика устранения албанцев из властных и экономических структур Косово возобновилась. Союз писателей Косово, возглавлявшийся Ибрагимом Руговой с 1988 г., стал рупором идей национального обособления края. В 1989-ом Милошевич перешел к активным действиям: в Косово начались массовые аресты, вызвавшие вооруженные столкновения. Власти использовали разные методы борьбы: вводилось военное положение и комендантский час. Однако достичь положительного результата не удалось.

Безрезультатность поиска выхода из кризиса привела руководство Сербии к убеждению, что только централизация власти и упразднение некоторых полномочий сможет стабилизировать ситуацию. В Сербии развернулась компания за правовое, территориальное и административное единство республики, за сокращение прав автономных краев. Угроза распрощаться с мечтами о республике в январе 1990 года вывела на улицы Приштины, столицы края, 40 тысяч албанцев. Это повлекло столкновения и жертвы. Торопя события, албанские депутаты Скупщины провозгласили Косово республикой. В ответ Скупщина Сербии распустила Скупщину Косово, обосновав это царящим в крае беззаконием и нарушением порядка. Но эти меры только усугубили ситуацию.

В 1991 году автономный статус края был полностью ликвидирован, на территории Косово было введено прямое правление Белграда. Сербы стали изгонять албанцев из полиции, школ, вузов и редакций газет и журналов. Была ликвидирована Академия наук, прекращены передачи на албанском языке по радио и телевидению. Были уволены 20 тысяч школьных учителей и более 800 преподавателей вузов, отказавшихся обучать на сербском языке. Из Белграда был прислан ректор университета Приштины и 12 деканов, понятно, что все они были сербами. В знак протеста албанцы начали компанию гражданского неповиновения. На гонения против албанского языка и культуры албанцы ответили созданием параллельной системы образования на родном языке, а на изгнание из государственных учреждений – формированием параллельной системы власти. Албанские учителя отказывались следовать новой школьной программе и начали учить по подпольной школьной программе на родном языке. В условиях подполья занимался и албанский университет. В результате весь край разделился на два параллельных общества – албанское и сербское. Каждое имело свою власть, свою экономику, свое просвещение и культуру. В официальной политической структуре были представлены исключительно сербы, так как албанцы бойкотировали выборы.

Жесткие административные действия центрального правительства лишь укрепили стремление албанцев Косово к независимости. Летом 1991 г. Югославия начала разваливаться. Тогда же в 1991 году состоялся несанкционированный, поэтому непризнанный Белградом, референдум о независимости Косово и создании независимой республики. Все высказались «за». В ходе полуподпольных выборов 24 мая 1992 года косовские албанцы (сербы не участвовали) избрали парламент и президента. Им стал Ибрагим Ругова, который делал ставку на ненасильственную борьбу с сербским владычеством, надеясь на помощь Запада, не жалующего сербского президента. Созданное в Косово «параллельное правительство», приняло собственную конституцию и объявило о своем непризнании сербского руководства. Реализуя свою стратегию, албанская сторона создала параллельные учреждения, школы, высшие учебные заведения, частные медицинские учреждения, в которых могли бы работать только албанцы. Важно отметить, что албанская политическая и социальная стратегия была направлена на мирное создание альтернативного национального руководства через выборы, учреждение парламента и различных государственных органов и так далее.

Предполагалось, что в день, когда албанцы Косово создадут свое государство, они будут обладать всеми необходимыми органами власти и соответствующим опытом управления. Необходимые финансы получались из трех источников. Во-первых, ежемесячные 3% отчисления в специальный фонд всех работающих этнических албанцев, да и, некоторые албанские бизнесмены, в течение ряда лет аккумулировали достаточные средства. Во-вторых, сложившаяся албанская семья основывается на солидарности, само- и взаимопомощи, лояльности, обязанностях и обязательствах, что дает возможность сконцентрировать финансовые и материальные ресурсы на нужном направлении. В-третьих, албанцы, живущие за границей (более 400 тысяч человек), международные организации, а также некоторые мусульманские страны и движения оказывали ту или иную поддержку. Албанская стратегия ненасильственных действий явно импонировала европейским государствам. Она была особенно выигрышной на фоне сформировавшегося отрицательного образа Сербии, коммунистическая элита которой виделась европейцам если не единственным, то главным виновником войны на Балканах в конце XX века.

В свою очередь, Белград неоднократно применял силовые методы в отношении албанцев Косово, которые можно охарактеризовать как неадекватные по отношению к мирному гражданскому населению. Сербская сторона отмечает, что албанцы пытались создать антисербский союз со словенцами и хорватами. Албанцы сознавали, что сербы могут применить силу, и готовы были ответить на нее адекватно. В этом случае мир увидел бы, что войну начали не албанцы. Ответом С. Милошевича стала военно-полицейская операция, в результате которой тысячи албанских беженцев снялись с места.

В июне 96-го в Косово была создана Армия Освобождения Косово (Ushtrija clirimtare e Kosovеs – UCK). Ни о каком мирном решении конфликта в АОК уже речь не шла. Армия Освобождения начала атаки на сербские полицейские патрули и военных. Достичь освобождения посредством сугубо террористической деятельности – задача невыполнимая, но АОК преследовала и политические цели – привлечь международное внимание к косовскому конфликту. Эту цель они (не без помощи бурно реагировавшего на провокации АОК Милошевича) достигли. К тому же они начали получать военную помощь со стороны Албании, что фактически стало началом открытого военного конфликта. Примечательно, что албанцев поддержали и все прочие этнические меньшинства Косово, включая местных славян-мусульман (босняки и горани).

Точных данных о количестве погибших в Косово нет. Бывший глава миссии ООН в Косово Бернар Кушнер называл следующие цифры: 12 тысяч албанцев и 1 тысяча сербов. Много людей пропало без вести. В 1998-1999 годах из Косово, вначале под дулами сербских автоматов, бежало 900 тысяч албанцев (при этом у них отбирали документы, чтобы навсегда закрыть дорогу назад), а потом 160 тысяч сербов. Однако 8 тысяч сербов за последние восемь лет вернулось. Вернулись те, чьи руки не были запятнаны кровью.

 

Зураб Гаджиев [islamcivil.ru]
Аспирант Исторического факультета
Дагестанского государственного университета

Оставить комментарий

Проверка *