Слишком много Ислама?

ислам

 

Буриданов осёл – философский парадокс, согласно которому, если перед ослом поставить два одинаково доступных и хороших стогов сена, то он непременно умрёт от голода, принимая решение.

 

В одном из хадисов говорится: «Ислам появился чуждым (странным для людей) и вернётся чуждым, как появился, и «Туба» – (Рай) “отчуждённым”». И действительно ислам сегодня является непонятным для многих людей, к которым относятся и мусульмане, и немусульмане.

 

Что касается первых, то некоторые из них взялись за отдельные стороны этой религии, проявляя халатность в других её аспектах. «Три основы», «четыре правила», «десять пунктов» – одни превратили религию в сухую догму, схоластику и «математику», лишённую духа; другие ухватились за её духовную составляющую, отдав предпочтение очищению души, делая сильные послабления в постулатах веры и религии; третьи ушли в милитаризм или в политику; есть и такие, которые считают, что достаточно родиться в мусульманской среде и носить мусульманское имя, чтобы причислять себя к исламу, утверждая, что главное – это вера в сердце.

 

Если же говорить о немусульманах, то они живут в полном невежестве относительно ислама, строя свои представления о нём, основываясь на слухах. Подобное невежество присуще не только простым людям, но и тем, кого принято среди них считать учёными, мэтрами, признанными авторитетами, а также и целым государствам. Поэтому мы слышим и читаем о том, что полиция какой-то страны использует собак, потому что «мусульманские боевики боятся их, так как если собака их коснётся, то они не попадут в Рай», а другие личности с полной серьёзностью предлагают бороться с мусульманскими боевиками, стреляя в них пулями, предварительно измазанными свиной кровью, а потом тела убитых заворачивать в шкуры свиней – так они попадут в Ад, а не в Рай. В лучшем случае ислам представляется им как некое культурное наследие человечества, в котором всё же преобладает отсталость, жестокость и мракобесие. И так как, по их мнению, ислам ничего из себя не представляет и не может предложить современному миру что-либо, мусульманам не остаётся ничего иного, как выбирать между двумя системами: западным либерализмом и восточным деспотизмом.

 

Они убеждены в этом и хотят убедить в этом мусульман, и надо признать, делают это не безуспешно. И если кто-то из мусульман, живя в России, говорит о высоком уровне жизни на Западе, о соблюдении прав людей в этих странах, то его могут причислить к «пятой колонне»; если же он будет критиковать либерализм Запада и царящую там вседозволенность и извращения, возведённые в ранг закона, то его могут назвать «российской ватой». Они хотят сделать из мусульман буриданова осла, который, если не выберет один из двух стогов сена, то будет обречён на голодную смерть. Но мы не буридановы ослы, которые умирают в нерешительности, и даже вовсе не ослы, которым не остаётся ничего иного, кроме как делать выбор между Западом и Востоком. Мы – мусульмане, и у нас есть свой путь – ислам.

 

Неизменный и гибкий

 

Ислам является целостной и всеобъемлющей альтернативой для человечества. Он – не просто религия, включающая в себя догмы и обряды поклонения, но и образ жизни человека и даже больше – он пронизывает саму его жизнь, начинаясь задолго до его рождения и продолжаясь далеко после его смерти – Судным днём и попаданием в одну из вечных обителей: Рай или Ад, потому что ислам – это путь, указанный Создателем всего и вся.

 

В то время как народы и государства ломают голову, придумывая для себя «национальную идею», вокруг которой они смогли бы объединиться, ислам предлагает объединиться в подчинении Господу и Создателю миров.

 

Ислам – это закон, регулирующий жизнь как отдельно взятого человека, так и целого общества. Довольно распространённым является ошибочное мнение, согласно которому система шариата – это неизменяющийся, закоснелый механизм, не соответствующий реалиям современного мира. В действительности в шариате существуют факторы гибкости и прогрессирования. Законы шариата подразделяются на две группы. Первая группа представляет собой постоянный, неизменяющийся механизм законов. К ним относятся: основы вероубеждения, столпы ислама, основные запреты (прелюбодеяние, ростовщичество, убийство, воровство и др.), нравственность (верность, честность, терпение, доброта, прощение, милость, застенчивость) и определённая сфера взаимоотношений (супружество, наследование, ответственность). Вторая группа представляет собой гибкий, эволюционный механизм законов шариата. Гибкость этих законов обеспечивается их изменяемостью в зависимости от времени, места, обстоятельств, условий и традиций. Они представлены сферой политики, научного прогресса и всем, что связано с практическими, бытовыми интересами людей. Шариат уделяет внимание во многих вопросах принципам и целям, но не средствам и методам, давая тем самым возможность мусульманам находить пути реализации этих целей в наилучшей, удобной, соответствующей велениям времени форме.

 

Таким образом, можно чётко определить в системе шариата две составляющие – неизменное и гибкое, гармонично сосуществующие в следующих направлениях:

 

1) неизменность целей и гибкость методов;

 

2) неизменность основ и гибкость ответвлений;

 

3) неизменность религиозных и нравственных ценностей и гибкость в научно-технической сфере и в области, касающейся практических, бытовых интересов людей.

 

Исламское право относящееся к одной из правовых школ мира, отвечая современным потребностям человечества, не может не восхищать исследователей, учитывая то, что оно появилось ещё в седьмом веке в Аравийской пустыне.

 

По этому поводу доктор юридических наук, профессор Леонид Сюкияйнен пишет: «Правильно понимаемый шариат представляет собой хоть и строгую, но в то же время гибкую, гуманную систему, нацеленную на удовлетворение интересов человека, необременительную для него и веротерпимую, поощряющую творческий подход к окружающему миру и самостоятельность суждений, способную отвечать на вызов времени».

 

Ислам наделил человечество правами, которые, являясь естественными и неотъемлемыми правами человека, оставались революционными вплоть до недавнего времени: равноправие людей вне зависимости от расы, происхождения, социального статуса, равноправие между мужчиной и женщиной, свобода слова, свобода выбора, свобода передвижения, презумпция невиновности и т.д. И это притом, что и в наше время существуют страны, в которых люди ограничены в ряде своих прав.

 

Ислам предлагает миру банковскую систему, отвергающую голую, бездушную экономическую целесообразность, подминающую под себя этику и красоту человеческих взаимоотношений. В контексте коранической этики исламские банки объединяют в себе материальное и духовное, экономические и этические составляющие. Исламская банковская система строится на ряде базисных принципов, в числе которых равноправие людей, исключающее эксплуатацию одних другими; запрет на обман, когда создаются финансовые мыльные пузыри, направленные на обогащение одних за счёт обворовывания и обнищания других, вследствие чего происходят мировые финансовые кризисы; запрет на процентные ссуды и кредиты, при которых обычные банки и кредиторы получают сверхприбыли, не участвуя в каком-либо производстве или коммерческом предприятии и не неся никаких рисков. Исламская банковская система исключает трагедии глобального и личностного характера, предоставляя защиту от мировых экономических кризисов и исключая преступные действия коллекторов, выбивающих долги по микрозаймам, которые из-за набегающих процентов со временем становятся непосильной ношей для простых людей.

 

Заключение

 

Экономика, бизнес, социальная жизнь, политика, наука, культура. Во всех сферах жизни ислам предлагает своё решение. Но пока он остаётся чуждым, неизвестным, а потому и пугающим. В связи с этим хочется привести ещё одну цитату профессора Сюкияйнена: «Нередко говорят, что ислам в России проявляет чрезмерную активность, очень уж много появилось мусульман в столице, да и вообще у нас «слишком много ислама». На наш взгляд, слишком много не ислама, а невежества по отношению к нему, примитивного восприятия, вульгарного с ним обращения. А вот объективных знаний о нём, взвешенных подходов и умной политики по отношению к нему как раз не хватает, как и недостаёт истинной исламской культуры. В исправлении такого положения потенциал мусульманско-правового наследия незаменим».

 

 

Умар Гаджиалиев [islamcivil.ru]

Оставить комментарий

Проверка *