Умм Иклиль: «Переводческая деятельность — это огромная ответственность перед Всевышним и перед людьми»

004667371Всевышний Аллах обещает в Коране, что распространит свет Своей религии несмотря ни на что. И все мы являемся свидетелями правдивости этого обещания. После многих лет атеистического недавнего Ислам вновь стал пробуждаться в России. Многие люди возвращаются к следованию своей религии и вместе с этим растет потребность в качественном переводе на русский язык все новых книг исламской мысли и религии. Примечательно и то, что одним из тех, кто занимается этим важным делом является русская мусульманка.

 

Сайт «Исламская цивилизация» рад представить своим читателям интервью с известным переводчиком исламской литературы Умм Иклиль (Екатериной) Сорокоумовой.

 

Умм Иклиль, расскажите немного о себе. Откуда родом? Где учились? Какое у вас образование? Есть ли у вас религиозное образование?

 

Я русская мусульманка родом из Москвы. Замужем, воспитываю пятерых детей. Образование религиозное: бакалавриат по специальности «Основы религии» в Иордании и аспирантура по специальности «Фикх Сунна» в Малайзии.

 

Что вас подтолкнуло к принятию ислама? С какими трудностями встречались на этом пути и как их решали? Наверняка одним из сложных вопросов было ношение хиджаба. Какой совет можете дать сестрам, которые пока не могут решиться на этот шаг?

 

Не могу сказать, что мой путь к исламу был трудным. Хвала Всевышнему, меня всегда вела к нему невидимая рука. Знаю, что у многих бывает наоборот, но мне довелось познакомиться с исламом прежде чем среди моих знакомых появились мусульмане. Я из тех, кто пришёл в ислам через размышления, поиск истины и книги, а не через какого-то человека. Ещё в школьные годы я любила размышлять о глобальных проблемах человечества. К интересовавшим меня проблемам относилась и сложная ситуация во многих мусульманских странах, в том числе в Палестине. Мне хотелось узнать причину этого явления. И хотя тогда в моём распоряжении не было фактов, которые позволили бы мне делать обоснованные выводы, я чувствовала внутреннюю симпатию к этим людям. И это было нечто большее, чем просто свойственная многим любовь к экзотическому, загадочному Востоку. Когда я видела мусульман на экране телевизора, я замечала в их глазах, на их лицах какой-то особый свет. Я не знала, что это. Но я инстинктивно чувствовала: не могут люди с такими одухотворёнными лицами быть воплощением зла. И я решила выяснить, что же такое ислам. К тому времени я уже была довольно хорошо знакома с христианством, буддизмом, индуизмом и некоторыми другими религиями, поскольку с шести лет я почти всё время читала книги — от классики до религиозной литературы. Книги были моими лучшими друзьями и весьма толковыми помощниками в моём непрекращающемся внутреннем поиске истины. Найти адекватную литературу об исламе оказалось непросто. Я покидала библиотеки одну за другой в разочаровании: там мне могли предложить только востоковедческие труды, целью которых, казалось, было очернить ислам любым способом. Когда мне было четырнадцать, в руки мои наконец нежданно-негаданно попала книга одной британской мусульманки — первая книга, написанная об исламе, а не против него. Я прочитала её, и — а такого со мной никогда раньше не случалось — она не вызвала во мне никаких внутренних дебатов, протестов и сомнений. До этого я имела обыкновение мысленно спорить с книгами, которые читала. В тот раз всё было иначе. Я с удивлением обнаружила, что спорить совершенно не с чем. Быстро пришло понимание того, что это и есть мой путь в жизни и мой поиск истины благополучно завершён. Пришло не поддающееся описанию умиротворение, внутреннее равновесие. Я приняла ислам, ничуть не сомневаясь в правильности этого шага, и в моей жизни появились мусульмане.

Трудности, конечно, были. Думаю, мало кто из принявших ислам избежал их. Когда в семье, состоящей из атеистов и набожных христиан, находящейся к тому же под большим влиянием СМИ, вдруг появляется мусульманин, это порождает трения, непонимание, осуждение. Ему приходится объяснять окружающим, почему он «не такой, как все», успокаивать, доказывать, что это достоинство, а не порок, достижение, а не катастрофа. Через всё это я прошла. Не могу, однако, сказать, что хиджаб был для меня большой проблемой.

Хиджаб — это не просто платок на голове и определённый стиль одежды. Это состояние души. У одних оно наступает быстро. Другим требуются годы. Но когда оно наступает, хиджаб становится частью тебя, и сама мысль о том, чтобы отказаться от него, кажется абсурдной. Он становится твоей культурой и внешним выражением твоего внутреннего «я». Сёстрам, которые колеблются, могу посоветовать побольше почитать о том, что такое хиджаб, о смысле его ношения и о награде, которую он приносит своей обладательнице. И, конечно же, больше общаться с сёстрами, которые уже в хиджабе и могут рассказать свою историю, поделиться ощущениями, а заодно и помочь найти свой стиль в рамках исламского хиджаба. И всё с позволения Аллаха произойдёт само собой.

 

Почему вы решили заняться изучением арабского языка, ведь многие мусульмане ограничиваются изучением первичных религиозных обязанностей и максимум — чтению Корана?

 

Когда нечто становится смыслом твоей жизни, очень трудно остановиться в его познании. С принятием ислама ко мне пришло и осознание того, что я хочу знать о моей религии как можно больше. Это ведь моё новое состояние, в котором я надеюсь провести всю свою жизнь. К тому же ислам учит, что приобретение знаний — обязанность каждого мусульманина. Изучение основных религиозных обязанностей прошло гладко и не заняло много времени. Но чем больше я узнавала, тем больше новых вопросов возникало. А научившись читать Коран, я поняла, что хочу и учить его наизусть, но не просто так, а с пониманием того, что я учу. Если Коран и Сунна — основа ислама, то вполне естественно желание мусульманина изучать их. Конечно, все люди разные, у каждого свои склонности, интересы, цели и обстоятельства. Но я вот уже пятнадцать лет читаю исламскую литературу с неподдельным интересом, и, откладывая одну книгу, готова приняться за следующую.

 

С какими трудностями при изучении арабского столкнулись и как вы их преодолевали? Не секрет, что в арабском языке есть звуки, которых нет в русском. Какие советы можете дать русскоязычным мусульманам в преодолении этого языкового барьера?

 

Арабский я начала изучать самостоятельно, используя свой опыт изучения английского. В результате чуть позже на подготовительных курсах при университете я, хвала Аллаху, освоила программу вдвое быстрее положенного. Я в принципе люблю изучение языков, а что сказать, когда речь идёт о языке Корана, о языке, который является по сути ключом к изучению исламских наук? Если родной язык я изучала, да и продолжаю изучать с упоением, то часы, посвящённые изучению арабского, я смело могу отнести к лучшим в моей жизни. Арабский значительно отличается и от русского, и от английского. Но это меня никогда не пугало.

Для того чтобы освоить правильное произношение, требуется только больше слушать и больше практиковаться. Остальное делает за нас наш мозг. А лучшее средство против языкового барьера — погружение в языковую среду. Когда есть среда, человек гораздо быстрее начинает говорить, чувствует себя более уверенно. Он много слушает и вынужден много говорить. А это и есть необходимая практика.

Изучающий любой язык сталкивается с тем, что сначала язык набирается очень легко, но наступает время, когда ты как будто застреваешь на месте. Ты прилагаешь усилия, учишься, а ощущение такое, будто ты белка в колесе: бежишь, бежишь, но при этом не двигаешься с места. Очень важно не сдаться, не опустить руки именно в этот период. Если продолжать учиться, он постепенно проходит, и тогда ты с удивлением обнаруживаешь: надо же, я могу говорить на этом языке, я его понимаю! Арабский же даётся ещё легче, чем любой другой язык, если только человек приступает к его изучению с искренним намерением, — я видела много примеров, подтверждающих это.

 

Помните ли вы ваш первый переведенный текст (обычный и профессиональный)? С чего вы начинали?

 

Свою переводческую практику я начинала с переводов с английского. Было это в самом начале учёбы в университете, когда уровень арабского ещё не позволял переводить с него. Переводила статьи, отрывки из книг, брошюры. В основном для себя, ради практики. Хотя некоторые материалы выкладывала в интернет. Потом начала переводить с арабского. Также со статей и брошюр, простых книг. Постепенно усложняла себе задачи. Специально выбирала разные тексты для перевода, разные темы, разные уровни сложности, чтобы набирать словарный запас, лучше разбираться в терминологии, чувствовать себя более уверенно в разных областях исламского знания. Переводила и хадисы, и тафсир, и сиру, и акыду, и фикх, и историю, и книги на социальные темы, и детские книги.

 

Чьи труды больше всего вам нравятся и какая область знаний вам более интересна?

 

Я люблю классические труды, в большинстве своём написанные ранними мусульманскими учёными, чья эпоха была гораздо ближе к эпохе Пророка (мир ему и благословение Аллаха). Они написаны прекрасным, богатым языком. Именно чтение этих трудов позволяет почувствовать всю красоту арабского языка. К тому же эти сочинения пронизаны неповторимым духом той эпохи. Мне интересно читать и труды таких имамов, как Ибн аль-Каййим, Ибн Раджаб, Ибн аль-Джаузи, Ибн Кудама аль-Макдиси с их тонким и глубоким пониманием религии, но не менее интересным мне кажется чтение сборников хадисов с комментариями и коранических аятов с тафсирами разных учёных. Зачитываюсь обычно именно такого рода произведениями. Хотя справедливости ради нужно заметить, что и среди книг современных авторов попадаются действительно полезные и содержательные — исторические исследования, биографии мусульманских учёных, книги об исламском воспитании и исламской культуре, а также о воплощении вечных истин ислама в современном мире и личности мусульманина в реалиях двадцать первого века.

Мне трудно выделить какую-то особо интересующую меня область исламского знания. Могу лишь сказать, что больше всего я люблю книги признанных учёных с глубокими и интересными мыслями, которые помогают мне лучше понимать Коран и Сунну.

 

Чьи труды или книги какого плана вы считаете полезными (актуальными) для мусульман России? В каких областях исламских наук пока недостаточно переводной литературы на русском языке?

 

Фактически сам процесс перевода исламской литературы на русский язык начался совсем недавно, и сегодня во всех без исключения областях исламского знания ещё переводить и переводить. Я считаю очень важным познакомить читателя с разными трудами разных учёных. Безусловно, нужны классические труды — сборники хадисов с комментариями, тафсиры, фикх, акыда, сира. Знакомство с ними российских мусульман поможет им глубже понять ислам и ощутить дух той эпохи. Нужны и труды, которые помогали бы мусульманам строить свою жизнь и созидать, решать проблемы и сохранять свою веру в современных условиях. При этом важно, чтобы были книги для читателей с разным уровнем знаний — как для начинающих, так и для продвинутых. И, конечно же, нельзя забывать о подрастающем поколении. Ведь читать о нашей религии нужно не только нам, но и нашим детям. Все мы понимаем: то, что ребёнок или подросток читает, смотрит и слушает, оказывает значительное влияние на его воспитание и развитие, а также на формирование его личности.

 

Помимо арабского у вас хороший русский язык. Вы переводите арабские стихи на русский в стихотворной форме. Пишите ли вы сами стихи? Пишете ли вы сами книги?

 

Я не вижу большого смысла в подстрочном переводе стихов, потому что — за редким исключением — автор ставит стих в качестве красивого дополнения, призванного подтвердить и подчеркнуть ту мысль, которую он выражал ранее в виде обычного текста. В некоторых книгах стихом завершается выражение мыслей, которые были раскрыты, подробно изложены на десяти, а то и более страницах, и если перевести стих в виде простого набора слов, то ничего нового он к тексту не добавит, и ту функцию, которой наделил его автор, выполнить не сможет. Ведь автор как будто говорит нам: посмотрите, вот сколько я рассуждал на эту тему и приводил доказательства своей правоты, и вот вам ещё стих, в котором так изящно, в такой прекрасной форме выражена та же мысль. А если до русского читателя стих доходит в корявом виде без намёка на рифму, так что трудно понять даже, о чём речь, то каково вообще его назначение в тексте? Это ведь поэтическое произведение, так какое мы имеем право разрушать его красоту грубым подстрочным переводом?

Сама я пишу стихи и рассказы лет с одиннадцати. Любимая с детства отечественная и зарубежная классика пробудила во мне интерес к творчеству. Но с тех пор как я начала серьёзно заниматься переводом, творчество в моей жизни отошло на задний план. Сейчас я почти ничего не пишу, поскольку переводческая деятельность требует от человека полной отдачи, забирает у него очень много времени и сил. Ограничиваюсь статьями и изредка пишу рассказы для подрастающего поколения, сборник которых, как я надеюсь, вскоре увидит свет.

 

На ваш взгляд может ли любой человек владеющий арабским и русским языками стать хорошим письменным переводчиком исламской литературы не имея особых способностей к этому? Или же это дар от Аллаха, который невозможно приобрести?

 

Я скептически отношусь к разделению людей на одарённых и бездарей. Я считаю, что то, что именуется талантом, на самом деле результат упорного труда и долгой практики. Каждому из нас в жизни предоставляются разные возможности, и если мы пользуемся ими и у нас при этом достаточно упорства и силы воли, то мы сможем с позволения Аллаха достичь поставленных целей. Это касается и перевода. Способность к переводу приобретается в результате глубокого и разностороннего изучения языка, с которого ты переводишь, и языка, на который ты переводишь, и практического опыта, помогающего оттачивать приобретённые навыки. То есть теоретически переводчиком может стать каждый, кто поставит себе такую цель и будет с терпением и упорством идти к ней шаг за шагом. Но это происходит не за день, не за месяц, и даже не за год.

 

С какими трудностями приходится встречаться в переводческом деле? Какие советы вы можете дать тем, кто хочет заниматься этим делом?

 

Прежде всего, хочется подчеркнуть, что переводческая деятельность — это огромная ответственность перед Всевышним и перед людьми. Собственно перевод — это максимально точная передача смысла, который автор вкладывает в свой текст. То есть переводчик использует средства и возможности русского языка для передачи смысла, который хотел донести до читателя автор, используя средства и возможности арабского языка. Переводчик переводит смысл, а не отдельные слова. Поскольку структура двух языков различна, мы не можем просто подставлять русские слова на место арабских: не знающий арабского читатель придёт в ужас от вывернутых наизнанку предложений, составленных из несочетаемых слов. Совершенно безнадёжно пытаться таким образом передать смысл арабского текста. Для решения этой задачи требуется серьёзное изучение грамматики и стилистики обоих языков, знание многих их тонкостей.

Очень важно иметь и большой словарный запас для максимально точной передачи мысли, для придания русскому тексту той же выразительности, лёгкости и ясности, которые присущи арабскому оригиналу. Ведь написанная красивым языком книга с чёткой структурой должна остаться такой и в переведённом виде. Правильный, тщательно продуманный подбор слов играет огромную роль в переводе.

Очень важна в процессе перевода работа со словарями, в том числе толковыми и словарями синонимов, комментариями к хадисам и тафсирами. Это нужно и для правильного понимания текста, и для того, чтобы сделать пояснение там, где оно необходимо. Ведь то, что понятно и известно автору, совсем необязательно будет понятным и очевидным для читателя. Переводчик должен стараться видеть такие трудные места, нуждающиеся в разъяснении, и разъяснять их, например в сносках.

Кроме того, переводчик должен выверять написания географических названий, имён исторических личностей и другую подобную информацию, дабы не вводить в заблуждение читателя. Кстати, общая начитанность переводчика и широкий кругозор избавляют его от многих проблем и существенно сокращают время, которое он затрачивает на работу.

 

Насколько важно иметь шариатское образование для качественного перевода исламской литературы?

 

Шариатские знания при переводе исламской литературы жизненно необходимы. Это вопрос именно знаний и умения работать с различными источниками, а не того, какого университета у тебя диплом. Ни для кого не секрет, что человек, никогда не учившийся в университете, может иметь знания в несколько раз большие, чем дипломированный выпускник даже исламского вуза. Если человек берётся за перевод исламских книг, не имея знаний, это может привести к серьёзным ошибкам в понимании и, соответственно, к искажениям смысла при переводе.

 

Более глубокое знание какого языка имеет более важное значение для качественного перевода? Языка, с которого переводится книга, или языка, на который переводится?

 

Важно знание обоих языков. Знание языка, с которого осуществляется перевод, должно быть на уровне, позволяющем правильно понимать текст. А знание языка, на который осуществляется перевод, должно быть на уровне, позволяющем переводчику уверенно пользоваться инструментами этого языка для передачи смысла переводимого текста и облечения этого смысла в форму, понятную и привычную для читателя.

 

Какие переводы готовятся в ближайшее время?

 

Если говорить о ближайших планах, то готовится к выпуску сборник имама аль-Бухари «Сахих аль-адаб аль-муфрад» с примечаниями. Кроме того, уже около пяти лет работаю над сборниками имамов Абу Дауда и ан-Насаи. Также ждут своего часа две книги имама Ибн аль-Каййима.

 

Есть ли у вас какие-либо критерии отбора книг для переводов? Вам их заказывают или вы сами решаете, что переводить?

 

Я берусь за книги, которые кажутся мне интересными и актуальными. Если я не вижу в книге реальной пользы для читателя, я просто за неё не принимаюсь. Некоторые книги мне предлагают переводить и я, ознакомившись с книгой, соглашаюсь либо отказываюсь, а другие я подбираю сама.

 

Есть ли у вас, как у переводчика, мечта? Какой труд (книгу) вы бы хотели видеть переведённым?

 

Мне очень хочется, чтобы библиотека российского мусульманина постоянно пополнялась новыми замечательными книгами. Что же до личной мечты, то я мечтаю однажды в будущем взяться за перевод Корана.

 

Какая ваша любимая книга?

 

У меня их много. Я люблю каждую книгу, над которой работаю, потому что пропускаю её через себя, и она становится для меня близкой, немножко родной. То же самое могу сказать и о многих из тех книг, которые я не перевожу, а просто читаю.

 

Как вы относитесь к критике?

 

К конструктивной критике — однозначно положительно. Она помогает совершенствоваться, исправлять ошибки, видеть собственную работу глазами другого человека. Ни для кого не секрет, что со стороны порой видны недостатки, которых мы не видим в самих себе и в своей работе. За такую критику я очень благодарна. А неконструктивная критика всегда была и будет, и на неё просто не стоит обращать внимания.

 

Что вы посоветуете мусульманам-читателям?

 

Идти вперёд и не сдаваться, упорно трудиться и достигать высот в избранной области, созидать и приносить пользу, стараясь не нарушать баланс между земным и вечным. Трудности неизбежны, но они преодолимы с помощью Всевышнего, и хвала Ему!

 

Редакция сайта «Исламская цивилизация» [islamcivil.ru]

  1. Не существует в природе никаких «русских» мусульман, это уже не русские люди.

  2. Да, влияет. Русские которые приняли ислам развиваются, очищаются, а те кто хочет оставаться в пороке и грязи постепенно вымрут. Знаю очень много славян в исламе и очень радуюсь видя как оживает наша нация.

Оставить комментарий

Проверка *