Исламское знание вчера и сегодня

 

razvitie

Современный век стал для человека эпохой великих технологических новшеств. Порою даже становится страшно: к чему могут привести человека его изобретения? Не придут ли такие времена, когда человек, который начал чувствовать себя «властелином мира», будет мечтать о примитивной и простой жизни своих предков, где можно было почувствовать себя частицей окружающей природы, несмотря на то что он не будет иметь Интернета, «Скайпа», «айфона» и не будет переживать за события, происходящие где-то на другом конце света.

 

С каждым технологическим новшеством, с каждым научным открытием человек невольно внутренне ожидает новые вызовы, а иногда поневоле оказывается втянутым в те или иные процессы быстро меняющегося мира.

 

Подобные размышления можно перенести в плоскость такого феномена как информационная доступность. Поневоле приходится обращать внимание на всеобщую доступность исламских знаний, с которой мы сталкиваемся в последние 30 лет. Полная информационная открытость привела к изменению принципов получения знаний и нравственным изменениям в обществе.

 

 

Что реально изменилось в процессе получения знаний?

 

 

Иногда в описаниях первых поколений учёных можно встретить такое последовательное (по цепочке) описание учёных их современниками: «Сподвижник Ибн Масуд был самым похожим человеком на Пророка, мир ему и благословение Аллаха, в его молчании, обращении, обучении. Среди учеников Ибн Масуда самым похожим на него считали имама ан-Нахаи. Ученика ан-Нахаи аль-А’маша его современники считали самым похожим на своего учителя. Ученика аль-А’маша Суфьяна ас-Саури считали самим похожим на него. Его ученик Ваки’ – был похож на своего учителя… Его же учеником был имам Ахмад, похожий на своего учителя». Это одно из многочисленных подобных описаний.

 

Поэтому тогда и представить нельзя было исламские знания без целостности и духовности. Учёные были светочами этой уммы. Вокруг них крутились все события. Они были судьями общества, его наставниками, защитниками… В обществе укоренились определённые этические нормы поведения, источником которых был ислам, претворяемые в жизнь опять же в первую очередь этими учёными. Простого мусульманина, не говоря уже об учёных, выходящего за пределы этих норм, считали непорядочным (харим ли-ль-муруа). Религиозность человека вообще не представлялась без сопровождения целого комплекса этических норм, вошедших уже в традицию поведения мусульманина.

 

Тогда, например, увидеть порядочного мусульманина без головного убора или употребляющим пищу на рынке, сидящим на краю дороги или хохочущим во весь голос, или выпрямляющим свои ноги при старших – было чем-то диким, указывающим на бесстыдство такого человека. В наше время стоит сделать замечание какому-либо молодому человеку по вопросам этики поведения в обществе, не обращая внимания на разницу в возрасте, он возмущённо скажет: «Что тут запретного? Нет довода на запрет этого из Корана и Сунны!» Это я называю чисто математическим подходом к пониманию ислама. Не всё в шариате можно рассмотреть как «2 + 2 = 4». Как говорил имам аш-Шафии: «Если бы мне сказали, что употребление фиников является из «хаварим ал-муруа» (противоречащим общественной этике), то, клянусь Аллахом, я бы не ел их!»

 

 

Пример из жизни

 

 

К сожалению, подобное понимание ислама и его последствия пропитали самые разные уровни социальных отношений: семейные, финансовые… не говоря уже о мировоззренческих и культурологических.

 

Приходит ко мне как-то один «соблюдающий брат» и говорит, что ему необходимо заключить никах (жениться).

 

– Хорошо. Родители согласны?

 

– Нет, они категорически против. Но они неверующие! Они намаз не делают!

 

Начинает упорно убеждать меня в куфре (неверии) родителей невесты и её согласии с ним.

 

– А они будут знать о вашем браке?

 

– Зачем? Они же неверные!

 

Разговор затянулся. Понять он меня не хотел. В конце я сказал: «А ты понимаешь, что своими действиями разрушаешь для этой девушки все мосты, по которым она может вернуться домой? Если ваш брак окажется неблагополучным, как она в отцовский дом вернётся?» Он ушёл недовольный. Впрочем, уже скоро заключил брак в другом месте. А через год я узнаю, что эта девушка разведена, с ребёнком на руках.

Ситуация довольно типичная для молодых людей, понимающих ислам только в рамках «дозволено – не дозволено». Адвокатами их выступают упомянутые «учёные на переводах» или «носители информации». В их головах напрочь отсутствует понимание необходимости сопровождения принципов шариата такими нравственными принципами, как благородство действий и чувство ответственности. Их «фетвы» лишены учёта пользы и вреда, учёта распространённой практики, учёта последствий… Они не могут самостоятельно вынести эти понятия из прямых текстов Корана и Сунны. Ведь это понимается изучением ряда сопроводительных шариатских дисциплин.

 

 

Количество и качество

 

 

Начиная с девяностых наши студенты сотнями учатся в Сирии, Египте, Саудии, не говоря уже о самом Дагестане. Но, к сожалению, компетентных учёных, в настоящем смысле этого слова, можно пересчитать по пальцам (не следует примитивно понимать слово «учёный», приписывая его различным известным для публики проповедникам: этот термин имеет более широкое значение, чем то, которое под ним представляют люди).

Университеты закончили многие, но мало кто продолжил путь знаний. Часть студентов стали имамами и проповедниками, другие – устроились на различные работы. Кого-то «потеряли»… Важно понимать: окончив университет, человек не получает знания. Он получает только ключ к ним, которым открываются врата науки. Наука начинается после университета. Пространство исламского просвещения занимают люди, не готовые к новым вызовам общественного развития. Ограниченность их знаний и понимания проявляется, когда они сталкиваются с информационной подкованностью масс, особенно самообольщённой пассионарной молодёжи. Из-за слабости знаний первые просто не могут завоевать авторитет у последних…

 

 

Каков ответ?

 

 

Часть религиозных деятелей стала воевать со всеми, кто спрашивает о «далиле» (доводе) из Корана и Сунны на те или иные утверждения. Стала объявлять войну переведённым трудам. Были даже попытки запретить такие известные труды, как «Сады праведных» имама Ан-Навави. Тем самым они потеряли доверие. Другая часть попала под полное влияние этих масс и идей, которые в них преобладают. Третья – просто уступила место активистам и сайтам, которые научились умело размахивать «далилами» и выдержками из слов учёных. При этом они не замечают разницы между фетвой (вынесением решения) и хукмом (правовым положением). Ведь не всегда решение, вынесенное в Африке, подходит для реалий Дагестана.

 

Получается, что человек в статусе религиозного деятеля или находящийся несколько лет в поисках знаний поневоле должен поддержать идеи масс, поплыть по течению и подстроиться под эмоциональную публику. И тогда красиво и эмоционально оформленные идеи, подстроенные под чаяния масс, становятся сильнейшим оружием в руках как манипуляторов-авантюристов, так и «искренних» честолюбцев. Это можно назвать одним из самых опасных явлений, имеющих место среди мусульман в нашем обществе, на которое легко могут влиять грязные закулисные руки.

 

Учёный или проповедник не должен подстраиваться под публику. Напротив – публика должна следовать его указаниям. И неважно, кто пытается навязать свою игру: горячая молодёжь, общественно-политическая ситуация или государство. Даже если всё общество готово отвернуться от него, учёный и проповедник должны действовать согласно своим знаниям. Вспомните историю великого имама Ахмада, который в своё время в одиночку отстоял правильную позицию от идей му’тазилитов, которые силой навязывались государством.

 

 

Заключение

 

 

Не пытайтесь представить себя лучше, чем вы есть. Если вы умеете красиво преподнести определённую информацию или убедительно отстаивать свою точку зрения перед оппонентом, то это не значит, что вы стали учёными, и не даёт вам права разбрасываться «фетвами» направо и налево, обвиняя известных учёных в неверии или нечестии, создавая кружки своих последователей, которые ещё хуже вас будут распространять ваши ошибки. Учите молодёжь всегда придерживаться и уважать признанных учёных. Пусть говорят, утверждают и распространяют, только «стоя за спинами учёных». Начиная от учёных-саляфов и заканчивая современными. Если вы не признаёте того или иного учёного, это не значит, что ваши последователи должны придавать его анафеме. Соблюдайте хотя бы элементарную этику.

 

 

Ислам Абдуллаев [islamcivil.ru]

Оставить комментарий

Проверка *